Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:58 

Хикари, Эльрик с Киной и Флейтист с Пауком

Шаманка Ингрид
королевские гончие взяли мой след
Писала на фест однострочников в баре "Антиграв" =)

Хикари
Заявка: "Хикари. Ее взгляд на Лукаса и компанию."

Если бы Хикари спросили, как она видит и чувствует людей, что путешествуют вместе с ней, она бы сравнила их с небесными телами.
Март был как планета, окутанная плотной атмосферой. Газовый гигант. На поверхности – бурное движение облаков и каких-то атмосферных формаций, а что под ними – совершенно непонятно. Цвет его менялся в зависимости от тех загадочных процессов, что происходили внутри: то светлел до оранжевого, то становился совсем бурым. По поверхности проплывали какие-то пятна. Однажды вдруг появилось приятное розовое свечение. Лукас объяснил, что это называется "любовь".
– Лукас и Хикари тоже "любовь"? – уточнила Хикари.
– Да. Но у Марта немного другая.
Дэвид – станция на астероиде. Шумная, активная, наполовину искусственная, наполовину состоящая из этого самого астероида. Дэвид, единственный из них, был отчасти инструментом, но не был сродни Хикари, как ни удивительно. Он мог бы научиться чувствовать корабль, но почему-то не делал этого. Видимо, дело было в том, что весь корабль не был ему интересен. Дэвид не был пилотом или навигатором, поэтому он мог воспринимать лишь очень ограниченную часть информационных процессов Хикари. Ему этого хватало.
А Лукас был похож на маленькую желтую звезду. Хикари ощущала его присутствие как мягкий и теплый золотой свет – такой получается, если жгучее излучение желтого карлика пропустить через воздушную атмосферу планеты.
Лукас разбудил ее душу. Он, как и сама Хикари, был создан для Пространства. Пусть даже он не мог своим телом чувствовать гравитационные поля, но он умел радоваться той безумной, невероятной скорости, когда Хикари мчалась наперегонки со светом, он защищал ее от темного ужаса Подвала, он заставлял ее работать на пределе и вместе с нею изумленно восторгался безграничности ее возможностей. Лукас сделал ее мир другим.
Не то чтобы раньше Хикари жилось плохо. Ей было просто... никак. Хикари спала, иногда просыпаясь, чтобы выполнить свою работу – переместить хозяина из одной точки Пространства в другую. Это случалось нечасто.
В первый раз она проснулась в ангаре и едва не умерла сразу же – от темноты и тесноты. Но потом впервые увидела звезды, ощутила Пространство всей собой и ожила. В Пространстве Хикари переживала то, что до Лукаса не умела назвать. Свободу. Счастье. Даже несмотря на то, что она в это время продолжала принадлежать хозяину. Она не понимала, как так получилось, просто появилась на свет со знанием, что является собственностью хозяина, должна была прожить с этим знанием всю свою корабельную жизнь и умереть с ним. Умереть слишком рано, потому что связана была с хозяином неразрывными узами, а значит, с его жизнью должна была закончиться и ее собственная.
Хозяин не умел летать и не видел необходимости учиться. Он мог позволить себе купить дорогой статусный корабль и пилота. Хикари была для него чем-то вроде красивой игрушки, с которой он не знал, как играть. О существовании у корабля души он, разумеется, не подозревал. У него и самого души, скорее всего, не было.
Пилот, хотя тоже был собственностью хозяина, всячески подчеркивал свое превосходство. Его импланты стоили дорого, в него вложили целое состояние. Если рассуждать так, то он был всего лишь дорогим живым придатком к кораблю, но Эффинд так не считал. Он управлял кораблем, а не корабль – им. Он зависел от хозяина, но и хозяин – от него. Эффинд не был плохим, не был грубым – он делал свою работу, немного при этом красуясь и выпендриваясь. Имел некоторое право, конечно – все-таки он был очень хорошим пилотом, иначе бы выбор Радуна не пал на него. Хикари послушно выполняла его команды, но все-таки не испытывала необходимости сравнивать его со звездой.
А свет Лукаса на самом деле был ослепительно-белым. Таким белым, что если бы он по-настоящему вспыхнул, то уничтожил бы не только людей, но и Хикари. Этот свет мог бы прожечь смертоносными лучами чудовищную дыру в ткани Пространства. Хикари знала это, потому что Лукас, знакомясь, открылся ей полностью, ничего не утаивая. Обнажил перед ней душу, показал, что он такое и чего ему стоит быть-казаться золотым и теплым.
Если это и была "любовь", то ничего лучше этого не могло существовать во вселенной.


Не говорить о любви
Заявка: "Эльрик/Кина. Не говорить о любви"

Они никогда не говорили о любви.

Сперва не говорил Эльрик. Это было ненужным и лишним. Он знал, что Кине нечем ему ответить, и не хотел обременять ее таким сомнительным даром – сердцем шефанго. Ну и еще оттягивал неизбежное, не без того. Не хотел получить однозначный отказ. Не хотел считаться несчастным влюбленным, не хотел жалости. Не хотел, чтобы из друзей они с Киной официально превратились в... Флайфет знает, как это назвать. В стороны любовного треугольника? Пошлость-то какая...
Слова имеют магическую власть над людьми, но говорить их нужно в правильное время, или не говорить вовсе.
Когда все изменилось, – не сразу, постепенно и незаметно, – о любви не говорила Кина. Не говорила и не пела. Она чувствовала себя виноватой за то, что не ответила тогда, на Мессере, что заставила ждать так долго. Эльрик ее терзаний не понимал – что было, то было, осталось в прошлом, какая теперь разница. Но признаний не требовал. Зачем? Он и так прекрасно видел, как неохотно Кина отпускает его куда бы то ни было, как бросается на шею по возвращении, как ревнует – к Птице ревнует, с ума сойти! Ну какие тут еще слова?
И тем более они не нужны тогда, когда Кина заплетает ему волосы, то и дело нарочно прикасаясь пальцами к шее; когда замирает, положив голову Эльрику на грудь; когда укутывается его плащом, пробует вино из его кубка и еду с его тарелки... Когда торопливо выпутывается из батистовой рубашки, обнажая грудь с ореховыми сосками; когда открывается ему навстречу, торопит, нетерпеливо кусая за плечо; когда вжимается в него так, точно это она входит в Эльрика, а не наоборот; когда закусывает губу, почти теряя сознание, но не отводит взгляда...

Они не говорили о любви. Они ее творили.


Дуэт
Заявка: "Флейтист|Паук. Дуэт для мира. Н-" Кстати, хто заказывал такси на Дубровку? ХД Заказчик не объявился нашелся)))


Однажды Единая Земля перестает падать сквозь пространство и время. Завалившийся невесть куда кусочек пазла с изрезанными краями встает на свое место в матрице изначального мира.
Но это совершенно не означает, что кусочку больше не нужна тихая мелодия флейты. Равновесие еще слишком хрупко, еще не проросли сквозь материю мира белесые корешки, что со временем превратятся в мощные связующие жилы. Сейчас блудная земля даже не пришита на живую нитку, а просто приложена к миру — словно некая хозяйка примеряет, можно ли сделать из нее заплатку: вроде размер подходящий, да цвет какой-то не тот...

Флейтист поудобнее устраивается в башне.
Сначала он отгораживается музыкой от всего, что может помешать. Негромкая песня льется сверху, ее может услышать всякий. Заслушается, стоя у каменных стен, может быть, даже обойдет вокруг башни. И пойдет себе дальше, храня смутное воспоминание о приятной мелодии. Музыка Флейтиста действует на всех, будь то человек или зверь, нечисть или нежить. Одни только пляшущие ведьмы Флейтисту не по зубам, ну да их тут и не осталось, спасибо братьям Норданам.
Дух садится посреди круглой комнаты — радужные блики от слюдяных крыльев на стенах, цветные узоры от витражей на нем самом, — и выплетает-высвистывает еще один защитный круг. И еще один. И еще. С каждым кругом звуки флейты становятся отрывистее и пронзительнее, колют разум острыми иглами рваного ритма: уходи, чужак, убирайся, тебе здесь не место, здесь никому не место. Сейчас Флейтист не впустил бы сюда даже братьев, к которым относился с искренней симпатией. Впрочем, в такой момент они бы и не стали входить, даже по приглашению.
Он останавливается и прислушивается. Круги замкнулись, его мелодии-щиты продолжают звучать снаружи, но внутри наступает тишина, какой в мире не бывает. Ничего не проникает сюда, не тревожит. Тишину не нарушает даже биение сердца музыканта — потому что нет у него сердца.
Еще некоторое время он слушает тишину и избавляется от ненужных мыслей. Когда играешь для мира, нельзя допустить ни одной погрешности. Только чистейшие, хрустальные звуки флейты.
Флейтист импровизирует. Начинает с примитивной и надежной мелодии, похожей на песню деревенского пастушка, наивного и недалекого. Тварный мир любит простоту и ясность. Даже манера исполнения не выдает профессионала, словно дух, играя, воплотился в того самого пастушка — неумелого, но искреннего музыканта.
Первые тонкие нити соединяют ткань пространства, флейта, как игла, тянет их за собой.
Затем он начинает усложнять песню. Украшает ее трелями, придумывает вариации, повторяя время от времени лейтмотив — нужно, чтобы мир запомнил его.
Флейтист меняет тональности, спускается глубоко вниз — так низко ни одна флейта петь не может, но она поет, послушная его воле, — затем забирается в такие верха, где музыка становится почти неслышимой.
Нитей все больше, и они все прочнее привязывают друг к другу два куска материи, большой и малый. Так корни деревьев пронизывают почву, предохраняя ее от размывания.
Он меняет ритм, синкопирует. Музыка для мира ни в коем случае не должна быть монотонной — однообразие утомляет и смертных, и местных богов, и даже саму твердую материю.
Но потом Флейтист возвращается к песне пастушка, закольцовывая свою потусторонюю пьесу.

Когда последние отголоски затихают под сводом, он чутко прислушивается — и удовлетворенно кивает головой.
Работа выполнена.
Теперь можно просто поиграть, для собственного удовольствия — и все еще для мира, ему полезно слушать разное.
Флейтист немного ослабляет защитные поля и заводит что-то игривое, легконогое и прыгучее, с россыпью медных кудряшек. Проиграв музыкальную фразу, делает небольшую паузу, словно ждет чего-то. Не дождавшись, повторяет еще раз — и вот тут вступает сидская скрипка.
Она звучит нигде и одновременно везде. Это значит — на Меже. Это значит, что тот, кто танцует на серебряных нитях паутины, услышал и принял вызов.
Теперь между скрипкой и флейтой разворачивается поединок — кто ярче, веселее, быстрее.
Никому из смертных не угнаться за этим рилом, да и не всем фейри по силам такой танец.
Музыка летит, несется незнамо куда — ведь главное не направление, а само движение. Местные боги, даже самые серьезные, улыбаются и невольно притопывают в такт. Мир, несущийся по замысловатой спирали среди миллиардов других миров, зажигает в небесах полярные сияния в таких низких широтах, где их сроду никто не видел. Миру нравится.
Флейтист устал. Предыдущая мелодия вымотала его намного сильнее, чем он думал, но сдаваться дух не собирается — еще чего. Тем более, что он сам напросился.
Впрочем, его сопернику тоже недавно досталось, о чем Флейтист не подозревает. Но сидская скрипка тоже начинает выдыхаться. Какие там уже чистые ноты — у скрипача сводит пальцы, а волос на смычке почти истерся.

Флейта и скрипка умолкают одновременно, и Флейтисту кажется, что у него вспотели даже крылья, хотя вообще-то он — дух и потеть не может.
Он довольно и немного хищно улыбается, показывая кончики тонких клыков — отрастил только что в знак солидарности. Он и Паук не видят друг друга, но знают, что улыбаются сейчас совершенно одинаково, и одинаково отводят с лица длинные мокрые пряди волос — черные у одного, ярко-розовые у другого.
Они церемонно кланяются друг другу.

Флейтисту нет хода в Воратинклис, но музыка — музыка проникает везде. Из музыки сделано все в стране фейри и сами фейри, даже такие упыри, как Сенас, чья кровь течет в жилах Паука. Именно поэтому Альгирдасу нужно иногда играть на скрипке.

Когда рил полностью растворяется и паутина перестает вибрировать, Паук снимает с нити прозрачное слюдяное перышко и кладет его в футляр со скрипкой.

ЗЫ: недавно нашелся арт про Флейтиста. Автора не знаю, и подразумевался наверняка другой персонаж, но все равно это Флейтист =)


@темы: фанфик, ЭдФ, Паук, ВВС, Бастард фон Нарбэ

Комментарии
2016-06-25 в 21:16 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Шаманка Ингрид, безумно понравилось про Эльрика с Киной:)

2016-06-25 в 21:28 

Шаманка Ингрид
королевские гончие взяли мой след
Siegfried Kiercheis, спасибо))

2016-06-25 в 23:35 

Rino Krow
"Мечты - это память о будущем" (с)
Заказчик "Дуэта" Флейтиста и Паука в восторге. :) Просто ждал долго, отчаялся и перестал отслеживать. А зря, как показала практика. :)

2016-06-25 в 23:58 

Шаманка Ингрид
королевские гончие взяли мой след
Rino Krow, ура! Я очень рада)))
Самой нравится, как получилось) Интересная заявка)

2016-06-26 в 10:01 

Tressa_de_Foks
Спасибо! :) Можно забрать для когданибудешнего обновления сайта? :)

2016-06-26 в 10:32 

Шаманка Ингрид
королевские гончие взяли мой след
Tressa_de_Foks, конечно!!!! :rotate:

2016-06-26 в 18:29 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Шаманка Ингрид, не за что:)

2016-06-27 в 02:05 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
Шаманка Ингрид, автор, вы прекрасны. Три совершенно разные, логично завершённые истории. Как будто витраж сложили.

2016-06-27 в 09:34 

Шаманка Ингрид
королевские гончие взяли мой след
Лайверин, спасибо :sunny:

   

Пристань Шефанго

главная